Санкт-Петербург не ждет туристов на новогодние праздники.


Бары, кафе, рестораны и даже музеи, которые, в отличие от столичных, пока работают, будут закрыты.

Санкт-Петербург не ждет туристов на новогодние праздники.

Но можно запланировать поездку на будущее. Даже тем, кто прошел все залы Эрмитажа и Кунсткамеры, есть чему удивиться. Об уникальных, но малоизвестных музеях Петербурга.

Лабутены и ангелы
В одну из таких интересных точек Северной столицы — музей современного искусства "Эрарта" — можно попасть, если пройти или проехать по Васильевскому острову от Кунсткамеры и Зоологического музея на 29-ю линию между на Средним и Большим проспектом. Здесь, например, вы поймете, какое полушарие мозга у вас доминирует. Просто приложите руку к инсталляции "Модель биполярной активности" — и услышите музыку: если мелодичную, то левое, если хаотичную — правое. Или узнать время по швейцарским электронным часам: цифры там составлены из обнаженных тел — мужских и женских. В коллекции есть картина петербургского музыканта Сергея Шнурова. Вы сразу поймете, где она, — по "лабутенам" перед ней. И оригинальные фигуры ангелов: распечатанные на 3D-принтере скульптуры девушек с крыльями от "боинга" (несколько таких же украшают аэропорт Пулково). Матрешка, символ русского гостеприимства и сувениров, здесь — в человеческий рост. А внутри нее, словно средневековое орудие пыток — железная дева. Но страшные на первый взгляд шипы на самом деле мягкие. Такое своеобразное размышление о стереотипах. В музее регулярно проходят необычные выставки. Например, до 21 марта показывают работы шляпного маэстро Филипа Трейси. Его головые уборы носят члены королевской семьи Великобритании и многие звезды: Сара Джессика Паркер, Леди Гага, Мадонна.

Из первой позиции — на железный стул
После посещения "Эрарты" от станции метро "Василеостровская" всего одна остановка до "Гостиного двора". А там неподалеку — Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства. Туда стоит заглянуть, например, перед спектаклем или концертом. Один из пяти его филиалов — Театральный музей — располагается возле Александринки. В нем вам расскажут, какую пьесу Антона Чехова освистала публика, покажут запись гениального танца Анны Павловой. И даже разрешат встать в первую, вторую и другие позиции, держась за станок. Говорят, он прибыл из Академии русского балета имени Вагановой, так что у него мог заниматься, например, Рудольф Нуриев. Отдельный зал посвящен репрессиям в театрах. Посередине стоит железный вращающийся стул: сев на него, ощущаешь себя винтиком в тоталитарной системе — так, вероятно, и задумывалось.

Нарышкинский Фа-Диез
Второй филиал — Музей музыки — примерно в километре от театрального, в Шереметевском дворце. Здесь собрана одна из самых больших в мире коллекций инструментов. Есть, например, английский бумбас (одновременно шумовой, струнный и ударный), в изготовлении которого использовался высушенный мочевой пузырь быка. Экскурсовод расскажет легенду, посвященную монгольскому морин-хууру. Умерший конь явился хозяину во сне, предложил создать из своих костей и волос инструмент, обещая вложить в него собственный голос. Да, в монгольской поэзии этот звук сравнивается с лошадиным ржанием и ветром в степи. Гитара-арфа, гитара-лира, балалайки, китайские гонги, спинета (разновидность клавесина) XVI века — здесь есть все! Даже русский роговой оркестр. Попав в него, рекрут 25 лет (кстати, именно на такой срок забирали в армию) играл одну и ту же ноту (для каждой — свой рог). Так и представлялись: не по имени, а, например, "нарышкинский Фа-Диез". А еще можно заглянуть в уникальные интерактивные залы. Слушаешь там симфонический оркестр и тут же видишь, какие из выставленных инструментов задействованы — они подсвечиваются.

"Муха" имени Штиглица
Если пройдете дальше по набережной Фонтанки, по улице Пестеля до Соляного переулка, то попадете в Санкт-Петербургскую государственную художественно-промышленную академию имени Штиглица. Раньше она носила имя скульптора Веры Мухиной, поэтому получила (и сохранила) прозвище "Муха". Там есть музей. В нем в том числе собрана уникальная коллекция фарфора. Экскурсовод рассказывает, что изначально его возили из Китая — только там владели секретами производства. За чашку размером в две ладони давали корабль с парусами. Если посуда разбивалась, осколки не выкидывали, а обрамляли золотом, и дамы носили их как украшение. В начале XVII века в Европе открылась первая мануфактура "Мейсен". Ее изделия тоже представлены в экспозиции. С этой утонченной посудой появились и своеобразные развлечения. "Заказывали, например, фарфоровые фрукты и подкладывали их в вазы. Неосторожный гурман попытается надкусить и... зубы летят, кровь, "веселье", — говорит руководитель экскурсионного бюро Ксения Гармидр. Еще одна "обманка"— блюдо, на дне которого очень натурально изображены змеи, жабы, ящерицы. Какая-нибудь барышня брала из него яблоко, видела "лягушку" и падала в обморок. Один из залов посвящен изразцовым печам. Есть с "автографом" — на плитке автор нарисовал себя и написал: "Работал в 1770 году Трубицын. Цена мала".

Оригинал и сюрприз в яйце
Стоит обязательно заглянуть и в Музей Фаберже — он почти напротив музыкального. Здесь не только ювелирные украшения, но и живопись, предметы быта, сделанные с удивительным мастерством. В коллекции пасхальных яиц есть экземпляр, внутри которого находилась миниатюрная копия кареты, изготовленной для Екатерины II в 1793-м знаменитым придворным мастером Букендалем. Она участвовала в коронации Николая II. Копия настолько точная, что по ней восстанавливали оригинал. А его можно увидеть в Реставрационно-хранительском центре Эрмитажа "Старая деревня", только надо прокатиться до одноименной станции метро. Туда запускают маленькими группами, и самому по залам не погулять — все двери открывают сотрудники. Там — старинные витражи, иконы, коллекция костюмов Петра I, венчальное платье Александры Федоровны Романовой, жены Николая II, и траурное — его матери Марии Федоровны. Отдельное помещение отдано каретам.
Источник информации: РИА Новости

Поделиться:


Комментарии (0)

Добавить комментарий

Новостная рассылка